ГлавнаяНовостиИнтервью основателя бренда Sirinbird Ирины Батьковой

Интервью основателя бренда Sirinbird Ирины Батьковой

Интервью основателя бренда Sirinbird Ирины Батьковой

Мы поговорили с Ириной Батьковой, дизайнером и основательницей бренда Sirinbird. Платки Ирины - яркий пример того, как можно интегрировать в современность традиционные элементы культурного наследия. 

"Я выросла в городе на берегу Волги — Самаре. Правда, в паспорте навсегда стоит город рождения — Куйбышев. Как напоминание о стране, которой больше нет. Отчасти, я выросла в Ярославской области, в Курбе, у бабушки — если считать каждое лето детства маленькой жизнью (а так оно и есть).

С детства родители шутили — чтобы меня успокоить и увлечь, стоило дать мне карандаш и бумагу. Кажется, они поняли это раньше, чем я научилась ходить.

Художников в моем роду, кажется, не было, но творческий подход — был. Однажды в глубоком детстве, под звездным небом папа спросил: «Что там, за звездами?» Я ответила: «Космос». И он продолжил: «А там, где заказнчивается Космос?» Так я познала бесконечность и вечный вопрос, который до сих пор волнует меня. Я люблю науку, научную фантастику, я рисую микрокосмы. =) Так что да, папа сильно на меня повлиял. Он же поддержал меня, когда я решила поступать в Художественное училище им. Петрова-Водкина. Маму обозначившаяся в моем будущем профессия «художник-живописец» сильно встревожила. (смеется)

Желание продолжить обучение рисованию не должно было быть неожиданностью, как мне кажется. До него была художественная школа, до нее — изостудия. В художественной школе мне повезло с учителем — Андрей Березин (самарский художник в третьем поколении) много и с удовольствием отступал от школьной программы. Графика, орнаментализм, психологизм — благодаря ему все это увлекло меня еще в детстве. У нашей группы были прекрасные задания: «нарисовать страх», «нарисовать счастье». И в Художественной школе, и в училище нам преподавали Историю искусств. Это прекрасный предмет, очень расширяющий сознание. Приучающий думать. И понимать, как в мире и времени все взаимосвязано, как все течет и изменяется. Как в веках возникают и исчезают цивилизации, передавая или забирая с собой в небытие свое наследие, знания.

Платки начались в 2013. С понимания, что нет современного аналога платку, который хотелось бы подарить, к примеру, иностранным друзьям. Что мы носим прекрасные платки с изображениями пальм, пантер, европейской геральдики — но не можем позволить себе альтернативу надеть аксессуар с сирином или чем-то родным и близким. Так родилась идея сделать платки с российской тематикой, попытаться сделать это на хорошем, высоком уровне, без «низкой» стилистики, без кича. Первая же коллекция показала, что идея была хорошей, что этого не хватало.

Около двух лет я совмещала работу над брендом Sirinbird с работой бренд-дизайнера. Сейчас уже ничем, кроме Sirinbird, не занимаюсь, рисую только платки. Каждый платок — долгая и кропотливая история длиной в 1,5-2,5 месяца, в год я рисую не меньше 6-и дизайнов. И эта работа не ограничивается «рабочим днем» — собственный бренд как ребенок: полная занятость. =)

Возвращаюсь к теме Космоса снова и снова. )) Каждый платок — это космогония: сюжет, проходящий сквозь время, имеющий несколько слоев повествования, свою фабулу, героев, драму. Тема приходит ко мне и начинает жить во мне, «зреть». Вокруг меня и внутри меня так много тем, столько всего хочется нарисовать… Главный человеческий ресурс — время.

На первом этапе я собираю материал: книги, фотоархивы, текстовые и графические источники. Постепенно легенда формируется внутри меня, я начинаю понимать, как ее рассказать. И беру в руки карандаш и начинается этап рисования.

На карандаш уходит много часов, дней: графика должна быть точная, звонкая, изящная, должна заплетаться в узор, историю, орнамент. От красоты каждой отдельной линии зависит красота всего дизайна. Это понимание осталось со времен работы в айдентике — линия, форма, контур, контрформа — любой элемент должен обладать характером и не быть случайным. Муж в шутку называет меня «Ира, железная рука» — такое дружеское прозвище друзья-художники дали в свое время Ивану Билибину.

Мои пристрастия: хорошая плотная бумага формата А1, мягкий ластик и карандаш Koh-i-Noor H — мой любимый, оптимальный карандаш, который я не замечаю в руке и который единственный дает мне нужную жесткость, не меньше и не больше.

После того, как весь платок нарисован в карандаше, я его сканирую и начинаю заново отрисовывать вектором в компьютере. Чтобы рисунок стал дизайном, еще более точным и графичным. Далее подбор палитры, раскладка на пантоны, подбор цвета для каждого элемента. Когда дизайн полностью готов и мне в течение нескольких дней при взгляде на него не хочется что-то изменить или перекрасить — файл отправляется на цветопробы в Италию. Цветопроба — это пробная печать на шелке. Последняя итерация подготовки платка, показывающая, как принт выглядит на ткани, как драпируется.

Интервью основателя бренда Sirinbird Ирины Батьковой

Россия, даже не обязательно географическая Россия, вся эта пятая часть суши, на которой в веках переплетались народы и судьбы — искренне любимая мной земля, пространство. В ее истории все удивительным образом переплелось, наслоилось: разнообразные культурные слои, пласты. Когда растешь и искренне любишь, это въедается в подкорку, становится тобой: песней, крыльями, характером мышления. В этой связи я уверена, что необыкновенно важно хорошее окружение с детства, хорошие книги с глубокими иллюстрациями, родная природа, сказки. У меня, например, первые любимые книги были проиллюстрированы Татьяной Мавриной — удивительная женщина, иллюстратор советских времен, у которой получалось иллюстрировать книги, используя все разнообразие культурных пластов: и славянские буквицы, киноварь, вязь, и народные орнаменты, и архитектуру и быт дореволюционной Руси — все это через призму собственного видения, в удивительном, оригинальном стиле. Ее работы и сейчас выглядят актуально и стильно, источают любовь. Мне даже кажется, что именно ей вдохновляется не первый год Алена Ахмадуллина.

Очень много красоты в веках, которую после революции старательно предавали забвению. Но были и люди, которые старались сохранить это все, привнести с любовью в настоящее, рассказать о красоте забытой. О силе, о воле, о созидающем. Обогатить человека его корнями, потому что ведь красота спасет и мир, и человека. А вот это ощущение смутно- родного, глубокого, близкого на уровне подкорки — очень много нам дает сил. Это в сказках всех народов описывалось как «горсть родной земли / в дорогу». Завязать в платочек, положить в карман. И она поможет в путешествиях, напомнит о правильном пути, убережет.

Мне очень нравится творчество Татьяны Парфеновой. Удивительная актуальность во всем, способность высоко держать планку уже много лет. Нравится, что делает Алена Ахмадуллина. Нравится, как дизайнер Юна Мегре оформила ресторан RUSKI — нравится, когда появляются интересные работы, обыгрывающие высокий русский стиль, избегающие «квасности» и кича. Потому что второе — это не русский стиль, это те огрызки, что советская власть оставила людям после революции, решив, что только балалайка и калинка-малинка близки к народу. Естественный процесс передачи мастером своих знаний ученикам или детям был нарушен, множество прекрасных ремесел были признаны «буржуазными» и преданы забвению, запрещены. И сейчас самое время, последний шанс находить, изучать, сохранять. Думать о том, как сделать ремесло актуальным. Я сама давно хочу развивать в Сирин ювелирное направление, перегородчатую эмаль — очень эффектную технику, прославившую дом Фаберже. Но не могу пока найти мастеров, работающих на стыке традиций и современности.

Больше всего я люблю свое дело как раз за состояние вдохновения: летаешь над землей, мысли высоко, далеко; все думаешь о чем-то, чувствуешь радость и предвкушение от формирубщихся пониманий, особое воодушевление. Мысли роятся, собираются вокруг основной, заплетаются в орнамент.  В мире столько вещей, которые вдохновляют, заставляют сердце биться чаще: жизнь как словарь цезариусов: за словом / звуком / запахом / воспоминанием / кусочком орнамента начинают раскрываться новые смыслы. Природа, книги, музеи, найденный орнамент, история, путешествие, разговор, новое знание — все может натолкнуть на новый сюжет. Много тем уже живут во мне, ждут своего часа. 

Иностранцы с удовольствием покупают наши платки, но всю семантику смыслов может понять только человек, знакомый с историей и культурой. Платки Sirinbird иностранцам приятно дарить — так говорят наши покупатели. Они современные, модные, стильные, качественные и с российской тематикой. Говорят, что это подарок, которым можно гордиться.  Нас и корпорации и компании с удовольствием дарят на Новый год и на 8 марта, закупают платки в подарочный фонд. Но наши каждодневные продажи, конечно, это наш сайт, интернет-магазин, социальные сети и ритейл. Больший процент — прекрасные женщины, меньший — мужчины, покупающие подарки. Многие девушки, купив один, начинают собирать коллекции наших платков. Я часто слышу: «Что же такое, я и этот платок тоже хочу, но вы же потом еще что-нибудь не менее красивое нарисуете!» =) Мне, конечно, очень приятно делать вещи, которые искренне любят.

Sirinbird — Птица Сирин. Сейчас кажется, что название было всегда, не могло другого быть. Я даже не помню, когда именно я его придумала. Шелковые песни птицы Сирин. Sirinbird — мир удивительных историй о России, рассказанных на натуральном шелке. Мечтаю, чтобы моя Птица Сирин росла, крепла и пела свои песни о России всему миру. Не жалея сил".